что это кормить волосы колесо дышать бить одним словом

Жизненные истории

Центральное Интернет ТВ представляет "Жизненные истории" онлайн. Самые интересные и познавательные фильмы о природе и жизни животных для зрителей нашего телеканала.

Уважаемый Юрий, я имела в виду несколько иное. А.Солженицын приобрел оглушающую популярность после "Архипелаг Гулаг" благодаря трем факторам. Во-первых, таланту (не гению, но все-таки), во-вторых, тому, что в России поэт всегда был больше, чем поэт, а публика за неимением других развлечений была самой читающей (И вы правы, все изменилось и качественно, и количественно). Но третье, и самое главное - тема, которая ОЧЕНь трогала всех.

Если бы теперь умным и честным талантливым автором было напечатано что-нибудь подобное Архипелагу по боли, которая отзывается в каждом сердце, и по масштабности охвата, благодаря интернету это прочитали бы во всём мире - и у автора была бы слава почище солженицевской, по-моему.

"Я просто уверена, что "массовый спрос ("социальный заказ") на серьёзную и масштабную литературу" существует всегда". Ув. Vino4, спасибо за внимание к моему комменту. Вы, по-видимому, считаете, что художественная проза сохранит в будущем своё общественно-политическое значение. Я же думаю, что она в недалёком будущем станет предметом интереса только для узкого круга любителей-ценителей (как поэзия или театр сегодня).

Когда Лев Николаевич Гумилев, сын Анны Ахматовой и Николая Гумилева, жил в 1970-е годы в Ленинграде, в его почтовом ящике время от времени оказывались письма из Нью-Йорка. Соседи называли их «привет от американского дяди». И это было действительно так — письма писал Виктор Андреевич Горенко, младший брат Анны Андреевны.

Виктор родился в 1896 году, младшим ребенком в семье Андрея Антоновича Горенко и его жены Инны Эразмовны Стоговой. В июле 1916 года окончил Морской Его Императорс

Источник

Рубрики

А теперь мы начнем разбирать образа буквиц, их словопостроение, сам смысл, глубинный, образный. Его уже не знают священнослужители христианской церкви, пользующиеся до сих пор упрощённым вариантом старого свода (церковнославянским). Но образности, ни у них, ни у современных филологов, зациклившихся на фонетике и морфологии, не осталось.  Образа в слове видоизменяются в том случаи, если имеют структурное, глубинное значение. И чтобы эти образа взаимодействовали в слове, нужно согласовать их между собой.

Поэтому в слове есть гласящие (повествующие) образы, а между ними образы согласующие. Ныне это понимается упрощенно (фонетически) как гласные и согласные буквы. Но, когда говорят "гласные", то возникает вопрос: а что именно они гласят? И если буквы называются согласными, то согласными с чем? Согласование бывает различным, поэтому, естественно, согласующих буквиц больше, чем гласящих. И каждая из них также несет свой образ - образ согласования.  И в рунических формах письменности, и в Буквице каждый последующий образ влияет на предыдущий. Поэтому слово читалось двукорядью (в одну и другую сторону), что давало возможность наиболее полно постичь смысл прочитанного. Начнем же мы с той буквицы, име которой есть "исток".

Сегодня мы на практике попытаемся применить полученную информацию по образному толкованию слов. На примерах в формате "простого и первого глубокого чтения" вам будут даны этимологические варианты толкования. Не считайте приведенные версии аксиомой, а тварите свои, но, при этом, не забывайте о простых правилах, которых необходимо придерживаться будущим даррунгам:

а) не все слова нужно пытаться толковать образно, т.к. у многих понятий ныне утерян образный концептуальный смысл, искажено написание, внедрены чуждые образы;

б) образное толкование предусматривает множество вариантов последовательности "сборки" образа,

Источник

Приключения Оливера Твиста

Чарльз Диккенс

В свое время сочли грубым и непристойным, что я выбрал некоторых героев этого повествования из среды самых преступных и деградировавших представителей лондонского населения.

Не видя никакой причины, в пору писания этой книги, почему подонки общества (поскольку их речь не оскорбляет слуха) не могут служить целям моральным в той же мере, как его пена и сливки, — я дерзнул верить, что это самое «свое время» может и не означать «во все времена» или даже «долгое время». У меня были веские причины избрать подобный путь. Я читал десятки книг о ворах: славные ребята (большей частью любезные), одеты безукоризненно, кошелек туго набит, знатоки лошадей, держат себя весьма самоуверенно, преуспевают в галантных интригах, мастера петь песни, распить бутылку, сыграть в карты или кости — прекрасное общество для самых достойных. Но я нигде не встречался (исключая — Хогарта 1 Хогарт Уильям (1697–1764) — замечательный английский живописец и график, основоположник нравоописательной сатиры в живописи, создавший несколько классических циклов гравюр, рисующих без прикрас быт и нравы английского общества XVIII века, чем и объясняется замечание Диккенса, что Хогарт является исключением среди бытописателей, идеализирующих преступников. ) с жалкой действительностью. Мне казалось, что изобразить реальных членов преступной шайки, нарисовать их во всем их уродстве, со всей их гнусностью, показать убогую, нищую их жизнь, показать их такими, каковы они на самом деле, — вечно крадутся они, охваченные тревогой, по самым грязным тропам жизни, и куда бы ни взглянули, везде маячит перед ними большая черная страшная виселица, — мне казалось, что изобразить это — значит попытаться сделать то, что необходимо и что сослужит службу обществу. И я это исполнил в меру моих сил.

Во всех известных мне книгах, где изображены подобные типы,

Источник

Вторая книга, увы, при всей интересности темы, страдает немецкими литературными болезнями: герои ведут длинные философские беседы, обильно пересыпая свою речь цитатами из классиков.

вся серия на любителя производственных романов в альтернативоно-историческом антураже.написанно достаточно хорошим литературным языком и без грамматических ошибок.

Очередная бесконечная история для убийства времени в транспорте. Никитин-Орловский с неграми сто томов наваял, пойдет ли автор на рекорд? Всего седьмая книжка, а ГГ уже молодой бог....

начиная с третьей книги серия поскучнела и вылилась в производственный роман с элементами интриг - где что построили,сколько чего выдали нагора,чем наградили и что прикупили.

что-то подобное произошло у Кулакова.правда здесь ГГ банки не грабил и посему более симпатичен.в сухом остатке все-равно получилось "неплохо",но вот перечитывать серию я точно не стану.

Та же книга что Морской Лорд том 3. Вроде и эпохи интересные НО, из серии выпил украл в тюрьму. Только пошел ограбил выклянчил себе еще земли однообразно и так все 60 лет жизни ГГ. Для этого надо было быть попаданцем?

Легенды грустный плен (fb2)

- Легенды грустный плен (и.с.

«Древние мифы изъяснять должно не затем, чтобы мастерить из них новые, но дабы корень простых и натуральных свойств в них открывать».

Человек бежал быстро и размеренно, захватывая полной грудью порции воздуха и выдыхал каждый раз одновременно с рывком правой ноги вперед — наработанный за годы ритм бега опытного охотника. Пятна крови и следы говорили о том, что олень невозвратно теряет силы, выложился вконец и скоро рухнет там, впереди, где зелень и буйноцветье саванны сливаются с Великим Синим Ясным Небом. У этих людей существовало множество слов для обозначения оттенков и состояния неба в разное время суток, разную погоду, даже в разные времена года. Но Великим

Источник

Сказание об Омаре Хайяме

Время меняет все: оно сильнее песчаной бури в пустыне, с ним даже не сравнится мощь океанского прибоя. Его особенность заключается в том, что действует оно исподволь. Когда спит весь мир, когда утихают бури и прибои - не спит только Время: его сила в постоянном бодрствовании и великой работоспособности. Оно даже сильнее огня, который так обожал Зороастр, или Заратуштра. Может быть, в Ахримане - начале всяческого зла и тьмы - и заключена часть грозной силы Времени. Об этом еще надо подумать, освежив в памяти все, что говорили зороастрийцы-огнепоклонники в письменах своих.

Время способно низвергнуть большой город и возродить к жизни незаметное поселение. Так, например, случилось с некогда великолепным Нишапуром и некогда жалким Ноканом. Последний сделался столицей нынешнего Хорасана - Мешхедом, а первый - простеньким городком, главная достопримечательность которого - могила Омара Хайяма. Не будь здесь этой могилы, что бы сталось с Нишапуром?! Едва ли спасли бы его даже копи, в которых добывается знаменитая бирюза.

Кого после этого может удивить утверждение, что господин Рахмат Даштани неузнаваемо изменился? Он уехал в Париж цветущим человеком - молодым львом, а вернулся в родной Нишапур стариком. Он был богат и славен и превелик умом и ученостью. Но что он сделал за свою жизнь? Чем прославился? Во имя чего копил он знания свои? И на что потратил деньги, доставшиеся ему от родителей? Теперь это уже вопросы праздные и представляют лишь частный интерес для людей, живущих в переулке Моштаг. То есть для ближайших соседей господина Даштани.

черный верх белый низ окраска волос
Алконост - от древнерусского речения «алкион есть (птица)», от греческого alkyon – зимородок (греческий миф об Алкионе, превращённой богами в зимородка). Изображается на лубочных картинах полуженщиной-полуптицей

Я с трудом обнаружил переулок Моштаг, проплутав по улицам Алиов и Арк, Фирдоуси и Даран и трижды пройдясь по узеньким Map-Map и Чахар-рах. Мало кто знал дом господина Даштани - этого анахорета-добровольца. Мне сказали, что юность свою провел он в этом городе, учился здесь же, потом

Источник

Приключения Тома Сойера

"Приключения Тома Сойера" - краткое содержание:

Действие романа происходит в небольшом американском городке с Российским названием Санкт-Петербург в середине 18 века. Том Сойер - молодой парень, которого воспитывает тетушка Полли в гордом одиночестве. Тетушка увлекается библией и наставляет Тома на путь истинный. А Тому лишь бы попрохлаждаться, желательно в водах реки Миссисипи, что он и делает, но тетушка узнает об этом и в наказание поручает Тому покрасить забор.

Однако Том проявляет чудеса смекалки, убеждая своих друзей в том, что покраска забора это не только весело и интересно, но еще и огромная честь. Таким образом Том не только избежал нежеланной работы, но еще и заполучил очень интересные вещицы, как например алебастровые шарики, ключ от замка, пробка от графина, осколок синего стекла и много других полезных в хозяйстве предметов.

Однажды в местную церквушку приезжает из Константинополя судья Тэтчер, который привозит с собой красавицу-дочку Бекки, с которой у Тома загорается любовь, затем ревность, перерастающая в разрыв, серьезная обида и, наконец дружба. Бекки оценила благородство Тома, когда его наказали за книгу, которую она случайно порвала. В перерывах между ссорами и примирениями Том успевает создать целую пиратскую банду из местного беспризорника Геккльбери Финна и еще одного знакомого.

Парни отправляются на остров, находящийся недалеко от их города, втайне от всех. Там они отрываются по полной без присмотра - купаются, поедают деликатесную яичницу из черепаховых яиц и очень вкусную рыбу, выловленную из реки, а также покуривают маисовую трубку. Но вскоре им это надоедает и их начинает тянуть обратно в город, к людям.

волосы на теле у американских индейцев
Иногда меня попрекают тем, что я много знаю. «Стивен, — говорят мне с укоризной, — ты много знаешь». Ага, все равно что сказать человеку, к которому прилипла пара песчинок, что он весь в песке. Если представить себе все то

Том с друзьями-пиратами решают избавиться от бородавок, для этого им нужна свежая могила злого человека и дохлая кошка. По легенде, при таких обстаятельствах должны п

Источник

Красная крошка, отлетающая от кирпичных стен коттеджа под ударами пуль, окутала дом легкой дымкой. Иногда в автоматную трескотню вплетался звук бьющегося стекла, когда кто-то попадал в окна, ощерившиеся разбитыми стеклами как гигантскими акульими зубами. Перед крыльцом вытянулись две большие мертвые собаки. Когда пули попадали в них, они дергались, как будто отгоняли назойливых мух.

Со стороны здания раздалась очередь. Офицер сморщился - опять кто-то неосторожно высунулся или даже подставился. Оставалось только надеяться, что защитник коттеджа промахнулся. А то, что стрелять он умеет, свидетельствовал кровавый след на траве, хороший видимый капитаном. Оттуда совсем недавно удалось оттащить раненого сержанта. А ведь он всего-то - навсего неосторожно приподнялся...

Особенно непонятно было то, почему эту милицейскую операцию должны были выполнять вооруженные силы? Настораживало требование вооружиться по максимуму. Из этого максимума в химбатальоне были только автоматы. Даже огнеметов не было - все они давным-давно отправились в Чечню, а пополнять запасы никто не собирался. Еще, правда, были гранаты. Но гранаты надо докинуть. И не просто докинуть, но и попасть куда целишься. А с этим вопросом у всего личного состава батальона были, признаться, большие проблемы.

Им обоим пришел в голову недавний эпизод, когда они пытались узнать расположение интересующего их объекта от местного участкового. Его поймали буквально за хвост. Он уже прыгал на свой мотоцикл, и явно собирался удалиться. Увидев, что к нему приближается военный грузовик, участковый не только не перестал терзать педаль стартера, но явным образом заторопился. Чтобы остудить нетерпеливого милиционера, пришлось сделать пару выстрелов. Тогда он затормозил, но дружелюбия у него явно не прибавилось.

Капитан молчал. Но выбора на самом деле почти не было. Такая интенсивная и явно бесполезная

Источник