что делать если застряли волосы в фене

Источник

Бремя лишних (за горизонт 2)

Однако вот оно - за окном серая полумгла зарядившего всерьез и надолго мелкого моросящего дождя. Мир поблек, сжался и потерял краски. Казалось, только вчера город у моря радовал глаз пестротой переливающихся радугой красок: разноцветные камни и кирпич стен, глиняная черепица, медь и всевозможные оттенки металлочерепицы крыш. Цветы под окнами и вьющиеся по стенам лозы вертикального озеленения.

Цикличность местной стройиндустрии такова, что за сухой сезон строители проводят все земляные работы, заводят здания под крышу и завозят запас стройматериалов для внутренних работ. С приходом дождей внутри новых зданий начинается активное шевеление - подмазать, подкрасить, протянуть электропроводку, проложить трубы, смонтировать загодя привезенное оборудование.

Вот только не тянет меня идти в такие строители. Обилие желающих за недорого (а лучше совсем нахаляву) пересидеть дожди в городе опускает зарплату глубоко за плинтус. А вспахивать по двенадцать-шестнадцать часов с молотком или мастерком исключительно за еду и кров?

С началом сухого сезона в этот мир хлынет очередной поток переселенцев, и многим из них потребуется транспорт, адаптированный к местным реалиям. В сухой сезон автомастерские Порто-Франко будут загружены ремонтом. Тут ведь как на Руси-матушке дорог нет, есть только направления. А при езде по направлениям техника ломается на порядок чаще, чем при езде по асфальту.

Доводка техники сводилась к увеличению проходимости и автономности. Бампер побрутальнее, радиостанция помощнее, веткоотбойники, дополнительные баки под воду. Установят на кабину дополнительный багажник с парой закрепленных к нему дополнительных фар.

У вашего шоссейного грузовика красивый блестящий бампер, мощно рассекавший воздух в тридцати сантиметрах над лентой асфальта. Здесь это лишняя деталь, вместо нее уместнее будет смотре

Источник

Сразу хочу обратиться к любителям кидаться мокрыми шароварами и порванными на груди рубахами: Панове! Властью данной мне Господом - способностью творить - я свою часть общей работы сделал: смоделировал крайний сценарий развития событий. Это вам ходули, стремянка - дабы вы смогли заглянуть в открывающуюся бездну грядущего. Теперь ваш черед - сделайте так, что бы описанное будущее не стало реальностью. Praemonitus, praemunitus.

Ночью прошел дождь. Фронт тумана, заворачиваясь в рваные седые космы и покрывая траву новым слоем водяного бисера, весело стелился над самой землей. Резвое осеннее солнышко старалось на совесть, но утренняя ознобистая прохлада, подгоняемая порывистым крученым ветерком, все еще боролась с нарождающимся днем.

Зажатый с двух сторон жовто-блакытный стяг Центрально-Украинской Республики с непропорционально большими "вилами"*, намалеванными от руки в верхнем правом углу, отбиваясь на два фронта, попеременно хлестал своих соседей. Жиденький нейлон, висевшая лохмотьями кустарная прострочка и стиснутое стратегическое положение не оставляли новичку никаких шансов на решительное сопротивление или, хотя бы, на достойную сдачу.

Бело-красное полотнище польского контингента Сил Оперативного Развертывания Евросоюза упрямо и монотонно било слева направо по своим соседям, временами пытаясь опутать и потушить собой портянку ЦУРа. Добротный сетчатый полиэстер давал ощутимое преимущество в скорости и резкости удара, а широкий, еще не сильно обтрепанный, кант и большая, по сравнению с ближайшим соседом, длина позволяла рассчитывать если не на удачный захват, то, как минимум, на серьезный контроль ситуации.

Роскошный российский триколор долго не ввязывался в разыгравшуюся баталию. Свисая на пол метра ниже остальных своим тяжелым, за ночь и туманное утро налитым влагой, шелком, он, по началу, надувая парусом многослойное тело, неодобритель

Источник

Сразу хочу обратиться к любителям кидаться мокрыми шароварами и порванными на груди рубахами: Панове! Властью данной мне Господом - способностью творить - я свою часть общей работы сделал: смоделировал крайний сценарий развития событий. Это вам ходули, стремянка - дабы вы смогли заглянуть в открывающуюся бездну грядущего. Теперь ваш черед - сделайте так, что бы описанное будущее не стало реальностью. Praemonitus, praemunitus.

Ночью прошел дождь. Фронт тумана, заворачиваясь в рваные седые космы и покрывая траву новым слоем водяного бисера, весело стелился над самой землей. Резвое осеннее солнышко старалось на совесть, но утренняя ознобистая прохлада, подгоняемая порывистым крученым ветерком, все еще боролась с нарождающимся днем.

Зажатый с двух сторон жовто-блакытный стяг Центрально-Украинской Республики с непропорционально большими "вилами"*, намалеванными от руки в верхнем правом углу, отбиваясь на два фронта, попеременно хлестал своих соседей. Жиденький нейлон, висевшая лохмотьями кустарная прострочка и стиснутое стратегическое положение не оставляли новичку никаких шансов на решительное сопротивление или, хотя бы, на достойную сдачу.

Бело-красное полотнище польского контингента Сил Оперативного Развертывания Евросоюза упрямо и монотонно било слева направо по своим соседям, временами пытаясь опутать и потушить собой портянку ЦУРа. Добротный сетчатый полиэстер давал ощутимое преимущество в скорости и резкости удара, а широкий, еще не сильно обтрепанный, кант и большая, по сравнению с ближайшим соседом, длина позволяла рассчитывать если не на удачный захват, то, как минимум, на серьезный контроль ситуации.

Роскошный российский триколор долго не ввязывался в разыгравшуюся баталию. Свисая на пол метра ниже остальных своим тяжелым, за ночь и туманное утро налитым влагой, шелком, он, по началу, надувая парусом многослойное тело, неодобритель

Источник

Иосиф Бродский

Все стихи на одной странице

1 сентября 1939 года

День назывался "первым сентября". Детишки шли, поскольку - осень, в школу. А немцы открывали полосатый шлагбаум поляков. И с гуденьем танки, как ногтем - шоколадную фольгу, разгладили улан. Достань стаканы и выпьем водки за улан, стоящих на первом месте в списке мертвецов, как в классном списке. Снова на ветру шумят березы, и листва ложится, как на оброненную конфедератку, на кровлю дома, где детей не слышно. И тучи с громыханием ползут, минуя закатившиеся окна.

1972 год

как называется процедура объема волос у корней
Все новое – это хорошо забытое старое!? Вот, казалось бы, химия или завивка на волосах существует уже не один десяток лет, и как здесь можно придумать что-то новое? А нет, придумали-таки, точнее, придумала. Питерский п

Виктору Голышеву Птица уже не влетает в форточку. Девица, как зверь, защищает кофточку. Поскользнувшись о вишневую косточку, я не падаю: сила трения возрастает с паденьем скорости. Сердце скачет, как белка, в хворосте ребер. И горло поет о возрасте. Это — уже старение. Старение! Здравствуй, мое старение! Крови медленное струение. Некогда стройное ног строение мучает зрение. Я заранее область своих ощущений пятую, обувь скидая, спасаю ватою. Всякий, кто мимо идет с лопатою, ныне объект внимания. Правильно! Тело в страстях раскаялось. Зря оно пело, рыдало, скалилось. В полости рта не уступит кариес Греции Древней, по меньшей мере. Смрадно дыша и треща суставами, пачкаю зеркало. Речь о саване еще не идет. Но уже те самые, кто тебя вынесет, входят в двери. Здравствуй, младое и незнакомое племя! Жужжащее, как насекомое, время нашло наконец искомое лакомство в твердом моем затылке. В мыслях разброд и разгром на темени. Точно царица — Ивана в тереме, чую дыхание смертной темени фибрами всеми и жмусь к подстилке. Боязно! То-то и есть, что боязно. Даже когда все колеса поезда прокатятся с грохотом ниже пояса, не замирает полет фантазии. Точно рассеянный взор отличника, не отличая очки от лифчика, боль близорука, и смерть расплывчата, как очертанья Азии. Все, что я мог потерять, утрачено начисто.

Источник

Иосиф Бродский

Все стихи на одной странице

1 сентября 1939 года

День назывался "первым сентября". Детишки шли, поскольку - осень, в школу. А немцы открывали полосатый шлагбаум поляков. И с гуденьем танки, как ногтем - шоколадную фольгу, разгладили улан. Достань стаканы и выпьем водки за улан, стоящих на первом месте в списке мертвецов, как в классном списке. Снова на ветру шумят березы, и листва ложится, как на оброненную конфедератку, на кровлю дома, где детей не слышно. И тучи с громыханием ползут, минуя закатившиеся окна.

1972 год

могут ли выпадать волосы от расчески
О том, могут ли выпадать волосы из-за глистов, спорят и медики, и обыватели. Большинство специалистов склоняются к мнению, что человеческий организм приспособился к присутствию паразитов и они не способны каким-либо ви

Виктору Голышеву Птица уже не влетает в форточку. Девица, как зверь, защищает кофточку. Поскользнувшись о вишневую косточку, я не падаю: сила трения возрастает с паденьем скорости. Сердце скачет, как белка, в хворосте ребер. И горло поет о возрасте. Это — уже старение. Старение! Здравствуй, мое старение! Крови медленное струение. Некогда стройное ног строение мучает зрение. Я заранее область своих ощущений пятую, обувь скидая, спасаю ватою. Всякий, кто мимо идет с лопатою, ныне объект внимания. Правильно! Тело в страстях раскаялось. Зря оно пело, рыдало, скалилось. В полости рта не уступит кариес Греции Древней, по меньшей мере. Смрадно дыша и треща суставами, пачкаю зеркало. Речь о саване еще не идет. Но уже те самые, кто тебя вынесет, входят в двери. Здравствуй, младое и незнакомое племя! Жужжащее, как насекомое, время нашло наконец искомое лакомство в твердом моем затылке. В мыслях разброд и разгром на темени. Точно царица — Ивана в тереме, чую дыхание смертной темени фибрами всеми и жмусь к подстилке. Боязно! То-то и есть, что боязно. Даже когда все колеса поезда прокатятся с грохотом ниже пояса, не замирает полет фантазии. Точно рассеянный взор отличника, не отличая очки от лифчика, боль близорука, и смерть расплывчата, как очертанья Азии. Все, что я мог потерять, утрачено начисто.

Источник

Долгожданное продолжение истории Артёма и завершение трилогии. Книга переворачивает всё, что мы знали о мире Метро, с ног на голову.

Какими мы станем, когда обретем бессмертие и откажемся от главного двигателя прогресса – страха не успеть что-то сделать? Продолжение рода, духовное развитие, наука — зачем это тем, у кого еще бесконечное количество «завтра» впереди?

Какая она, наша Родина? Раскрашенная версия «Семнадцати мгновений весны»? Что такое патриотизм по-русски? Что такое власть? Кто на самом деле управляет нашей страной? Сатирический мета-роман о насущном глазами нового поколения.

Один из главных бестселлеров последних лет. 300 000 купленных книг. Переводы на десятки иностранных языков. Титул лучшего дебюта Европы. «Метро 2034» – долгожданное продолжение этого романа. Всего за полгода число читателей «Метро 2034» в Интернете достигло полумиллиона человек. Западные издательства купили права на «Метро 2034» даже до того, как роман был дописан.

Сумерки — это тонкая, недолгая и почти незаметная грань, за которой день уступает мир ночи. В сумерках гаснущий свет мешается с загустевающей темнотой, а реальное постепенно растворяется в иллюзорном. Контуры размываются, цвета блекнут и сливаются воедино. На место зрения приходит слух и воображение. Сквозь истончившуюся плёнку действительности из смежных миров к нам просачиваются фантомы. Работа большинства переводчиков состоит из рутины: инструкции по бытовой технике, контракты, уставы и соглашения. Но в переводе нуждаются и другие тексты, столетиями терпеливо дожидающиеся того человека, который решится за них взяться. Знания, которые они содержат, могут быть благославением и проклятием раскрывшего их. Один из таких манускриптов, записанный безвестным конкистадором со слов одного из последних жрецов майя, называет срок, отведённый мирозданию и описывает его конец. Что, если взявшись за случа

Источник